(Глава 26) Две стрелы

Когда я поднялся на последний этаж, мне открылась картина сродни аду. Черные стены потолка, залитые черной водой лестницы, разбитые стекла, выломанная дверь. Вход в квартиру, как будто вход в кошмар. На лестничной площадке лежали два тела – мужчины и женщины. Тела покрыты черной сажей, застывшие лица. Я смотрел на них и про себя думал: «И вот стоило все это того?! И вот стоило так прожить свою жизнь? Сколько вы боли и страданий принесли в этот мир людям...».

Это началось, когда мне было лет 14. Мы только переехали в новую квартиру. Прожив все эти годы в коммуналке, втроем в девятиметровой комнате, мы теперь получили хоромы! Это было настоящим счастьем для меня. И хотя я жил с бабушкой в одной комнате, у меня теперь был свой уголок, своя кровать и собственный секретер, который сделал сам. Да еще и балкон с видом на наш уютный двор!

Мы быстро познакомились и сдружились со всеми жильцами нашего подъезда. Большинство квартир в доме до сих пор коммунальные. Вскоре этажом выше, в коммуналку, переехала новая семья. Муж с женой и сын, лет на пять младше меня. Вначале это как-то не укладывалось в голове. Соседи, которых мы уже знали, стали рассказывать о новой семье неприятные вещи. Пропадают вещи из коридора, выключается свет, когда ты в ванной, и т.д.

Все эти мелкие пакости были началом большой беды для всего подъезда, без преувеличения. Когда жители этой квартиры начали находить в супе осколки стекла, песок, стало уже не до шуток. Кончилось это тем, что две семьи поменяли место жительства и уехали из этой квартиры. Но заселились новые. И все началось сначала. Милиция уже знала наш адрес наизусть. Но никто ничего не мог поделать.

Новыми жильцами, которые переехали в одну из комнат злополучной квартиры, были молодожены Лена и Сергей. Лена готовилась стать мамой. Мы все, конечно, предупредили их об их странных соседях. Это долго описывать, сколько всего происходило, как эти странные люди доводили всех вокруг. Все делалось изощренно, без свидетелей. Бедная Лена не могла уже оставаться одна в квартире, если Сергей был на работе. Леночка приходила к нам и готовила обед мужу у нас на кухне. Все возмущались, но толку не было.

В конце-концов Лена потеряла неродившегося ребенка. Говорят, на нервной почве. С того дня я считал этих уродов убийцами. И всегда помнил, что они сделали. Позже все соседи уехали из той квартиры, и там остались только эти. Захватив по сути всю квартиру, они принялись за соседей по подъезду. Моя мама была впереди планеты всей в этой войне. Мы и стали для них врагами номер один.

Кажется, что живя в другой квартире, на другом этаже, какие проблемы мы могли иметь! Но это только кажется. Провокации со стороны этих были постоянны: тебе могли просто швырнуть в лицо песком, проходя мимо; плюнуть, бросить из окна камень, кусок стекла и т.п. Наши соседи уже стали ходить по судам. Иски посыпались, как из ведра. Любимое обвинение ко всем от этих – оскорбление чести и достоинства.

Все было бы смешно, но со временем многие из жильцов нашего подъезда всерьез уже начали задумываться о переезде. Меня они еще не трогали первые пару лет, но когда я вернулся из армии, взялись и за меня. Открыто начали мне угрожать расправой. Я, собственно, не проглатывал их выходки и частенько мог ответить соответственно. Особенно после того, как они брызнули в лицо моей маме какой-то химией и обожгли кожу. Слава Богу, следов не осталось.

Эту даму выловила милиция и отправила на психиатрическую экспертизу. Оказалось, здорова. Ловили ее не один раз, после каждой очередной выходки мы писали заявления в милицию. Потом ходили по судам и доказывали, что в коллективном заявлении правда. Не может же быть целый подъезд сумасшедших! Но ничего не помогало, удивительно просто! Живучесть этой особы удивляла всех нас. После того, как у меня родился сын, она дважды брызгала слезоточивый газ под дверь. Малыш реагировал мгновенно. Вызывались службы спасения, скорая, милиция. И ничего! Абсолютно ничего не могли с ней поделать.

В очередной раз я просто дождался, когда милиция, как всегда, разведет руками и уедет. Взяв «фомку», поднялся на их этаж и превратил их дверь в совсем не дверь. Таких историй было сотни, наверное, за 25 лет. Около шести лет только я ходил в суд, как на работу. Остальные соседи почти прописались там. Столкнувшись с судебной системой, я понял, что в государстве нашем не просто нет порядка, а, скорее, все построено таким образом, чтобы как можно больше людей загнать в могилу.

Бредовые иски рассматриваются с таким серьезным видом. В конце-концов я стал ходить в суд больше развлекаться. Со временем уже знал, что стоит говорить, а что нет, как вести себя, как ставить на место адвокатов и прочее. Но опыт пришел не сразу. Помимо этого, были бесконечные жалобы в налоговую, в прокуратуру и т.д. И везде так живо реагируют на эти заявления. Из-под земли тебя достанут. Все буквально оббегаются вокруг. А эта соседка строчила жалобы сотнями. И все бегали, вызывали нас, брали показания, допрашивали, выясняли все.

Сотрудники милиции уже сами плакали и просили нас нанять киллера. Обещали, что искать никого не будут. 

В последние годы соседка эта стала судиться уже и с милицией, и с судебными приставами. Нас уже было мало ей. Душа просила просторов. Игнорирование исков приводило к штрафам. Ты должен жизнь положить, но прийти в суд. В последние годы эти нелюди установили видеонаблюдение на своей площадке. Следили за всеми, кто куда и когда пошел.

Я побаивался за детей, зная, на что способны эти выродки. Дочь жаловалась, что тетя встречает ее по дороге в школу и говорит гадости. Только младший сын пошел в школу, тут же жалоба – ребенок хулиганит в подъезде. Всего не расскажешь, слишком много произошло. Жить и чувствовать, что кто-то следит за каждым твоим шагом, не очень комфортно. И люди стали уезжать. За последний год уехали три семьи.

Были и драки, и кровь. Мне подломали как-то ребро. Ее муж и сын напали в подъезде. Очередным происшествием стал случай, когда, приехав вечером домой, я узнал, что у нас была опись имущества. Пятеро судебных приставов влетели в квартиру. И хотя позже все прояснилось, очередной долг по иску к моей маме погашался из ее пенсии... В общем, тогда я вспомнил про тот самый лук. Мне было сказано: «Если на твоем пути появятся люди, несущие зло и опасность...» Это было зло, и это была опасность.

Они погибли через месяца полтора. Случился пожар. Погибли оба. С ними был пятилетний ребенок, и он не пострадал совершенно. Пожарники даже не залили квартиру снизу. Все произошло, можно сказать, мгновенно, ночью, за каких-то пару часов. Будто точечный удар сразил наповал обоих, кошмар завершился. Мы вышли из подъезда, была ночь, мороз. Я завел машину, усадил своего ребенка и соседскую девочку греться. Мы стояли и наблюдали.

Услышал разговор милиционеров. Один полковник говорил: «Да я знаю их, писали на меня заявления...». Потом кто-то из пожарных сказал, что оба погибли. Я подошел и переспросил: «Разве жильцы погибли?» И вот я поднялся на последний этаж. Пожарные сворачивали шланги, милиция составляла протоколы... На площадке лежали два человека, проклинавшие все эти годы всех людей, живущих с ними рядом, проклинавшие моих детей и сулившие им смерть...

Проникнув в мир тонкий, осваивая и знакомясь с ним, однажды я попросил Смерть прийти ко мне. Позвал Ее, как мог позвать. И Она пришла. Этот разговор настолько перевернул мое представление о Ней! Она не совсем «она», как принято воспринимать. Меня потрясло Ее одиночество! Мое сердце открылось в те минуты и наполнилось состраданием, казалось бы, к тому, кто не нуждается в нем. Воспоминания об этом разговоре стоят у меня наравне с воспоминаниями об откровениях!

Она не показала своего лица. Не потому, что оно страшное. Оно не страшное, оно скорее таково, что человеку трудно выдержать то, что оно выражает. Мне было очень приятно, когда она немного удивилась моей просьбе: «Нечасто меня зовут, как ты позвал, это исключительная редкость среди людей. Никогда больше не бойся меня...». Чувствовалось, как исходит благодарность от силы, работа которой – забирать наши жизни.

Она ли помогла, или те две стрелы – не знаю. Все это – совсем свежие события...

Апрель 2008 г.

(Глава 25) 500 лет назад






(На фото дом Матери недалеко от Пуны. Проект Матери. Индия, январь 1991 года)





Прошло секунд десять, а Мать все смотрела в мои глаза. Мне захотелось упасть на колени и произнести почему-то только одну фразу: «Мать, я вернулся...»

Мы ехали целый день. Жарко, яркое солнце, нечастые остановки, горная дорога. Но в коллективе всегда весело. Лишь к вечеру мы прибыли на место. Я не помню, сколько было времени, над нами было ночное небо. Уставшие от длительного путешествия, мы вышли, наконец, из автобусов. Увидели очертания дома, фонари во дворе. Мы стали разгружать вещи.

Недалеко от Пуны стоит дом Матери. Он спроектирован Самой Матерью. Красивый, неповторимый и родной дом! Лишь на следующий день, при свете солнца, я разглядел красоту дома. А тогда, вечером, мы только и могли, что разгрузиться, хотелось скорее найти место и лечь спать. Но усталость как рукой сняло, когда я переступил порог дома Матери.
Нас было человек 30-50 или больше, сейчас не вспомню. Все потихоньку стали размещаться на новом месте. 

Я бросил вещи и стал осматриваться. В автобусах все ехали по группам, здесь же мы все перемешались. Я уже никого не видел из русских, все куда-то разбрелись. Пошел посмотреть помещения, что здесь к чему. Нашел Богдана. Он вошел в одну из комнат, туда заходили и выходили йоги. Я пошел за Богданом посмотреть.

Только я вошел – передо мной сидит Мать! Это было так неожиданно! Вокруг небольшая суета, ходят ребята, и вот так вот просто здесь же сидит Мать! Я остановился, не смея сойти с места. Мать поприветствовала Богдана и перевела взгляд. Она смотрела не отрываясь в мои глаза, а я смотрел в глаза Матери. Как-то неудобно было упасть сейчас перед Матерью, все ходили туда-сюда.

Только стоял я и смотрел, и Мать смотрела и смотрела. Пауза уже как-то затянулась. Это был особенный, проницательный взгляд Матери! Что-то произошло в эти секунды. Что-то сейчас Мать думает, глядя на меня?! А у меня в голове только одно: «Мать, я вернулся, я вернулся...» И ощущение, будто сейчас за спиной моей столетия проявились. Наконец Шри Матаджи сказала, обратившись к Богдану: «Идите сейчас покушайте, ужин для вас готов. Потом возвращайтесь, будем смотреть кино».

Будто не на своих ногах я дошел до кухни. Мне дали поднос, на него положили еду. Не могу есть. Что-то только что произошло, что-то произошло. Этот взгляд Матери растворил меня всего, слезы уже просились наружу. Я быстрее покинул кухню и стал искать место, где никто меня не мог бы видеть в эту минуту. Нашел большое кресло, которое для пудж. Большое, резное, как трон. Широкая спинка трона спрятала меня всего.

Я сидел на корточках за большим креслом и пытался поесть, слезы капали прямо на поднос. Я в доме Богини! Это невероятно, но сейчас я в доме Самой Матери! И только что Она смотрела в мои глаза! Все это переполняло меня чрезвычайно, я никак не мог справиться с эмоциями. И так хотелось есть, и чувства не давали этого сделать. Боже, какие мы все-таки счастливые!

Подходя к той комнате, я увидел, что свет погашен. Мать сидела ближе к двери в середине комнаты, дальше всех от телевизора. Перед Матерью на полу сидели йоги, человек 20. Шел какой-то фильм. Я тихонько пробрался в середку, сел. Но как сидеть спиной к Матери?! Это как-то совсем было неправильно. Странно, но большинство спокойно сидело спиной к Матери, и все смотрели кино. Я покрутился и все же сел боком. Как угодно, но только не спиной к Матери.

Сидя боком, я смотрел то на Мать, то в телевизор. Шла комедия «Мы не ангелы». Этот фильм я нашел лет через восемь в прокате, потом переписал себе. Фильм про двух мошенников, которые сбежали из тюрьмы и укрылись в храме, прикинувшись священниками. Им пришлось читать проповеди, и это получалось у них лучше, чем у настоящих священников. В конце фильма статуя Девы Марии спасает жизнь одному из них под водой...

Впрочем, сам фильм я посмотрел много лет позже. А тогда было, конечно, не до фильма. Рядом с Матерью сидел кто-то из йогов и подсказывал перевод. Мать не все могла слышать. Я смотрел на Мать, полумрак укрывал Ее лицо. Так необычно все это было, вот так вот просто сидеть вместе с Матерью и смотреть кино по телевизору. Волшебно все было, такое уже не повторится на Земле.

«Пришло время узнать тебе, кем ты был в прошлом. Ты узнаешь, кем ты был».

Эта мысль, как молния, вдруг влетела в мою голову. Все то время, пока шел фильм, мысль не покидала меня. Чего я только не передумал тогда. Может переутомился, может перенервничал? Откуда эта мысль, и почему сейчас вдруг это появилось? Как-то это было не в тему совершенно. С чего вдруг мне думать об этом? Но мысль стала просто навязчивой. «Ты узнаешь, кем ты был». Вот хоть тресни, но я никак не мог избавиться от этой фразы.

Никогда меня вообще это не интересовало, по большому счету. Мы все кем-то были в прошлом. Почему же сейчас это пришло в мою голову? Не моя это была мысль, совершенно точно, не моя. В те минуты я был только перед Матерью, и всегда, когда оказывался рядом, только одного хотел внутренне – чтобы мои проблемы не касались сейчас Матери, чтобы сейчас все мои недостатки исчезли, пока я перед Матерью.

Но мысль была сильнее. Ничего не оставалось, как смириться с этим. Фильм завершился, включили свет. Матери помогли подняться, и Она в сопровождении покинула комнату. Я добрел до своего места. Расстелил свой плащ и устроился на ночлег. Сегодня особенный день! Сегодня столько произошло...

Дом стоял в одиночестве. Рядом проходила дорога. Недалеко видна Пуна. Мы ходили вокруг дома, осматривали окрестности. Бассейн, сад с цветами. Большинство ребят подключились к работе. Дом достраивался, но ничего серьезного не надо было делать. Небольшие косметические доработки. Англичане занялись садом. Несколько наших занялись стенами, что-то подмазывали. Я тоже подключился. Хватило меня минут на 15, ничего не хотелось делать.

Состояние мое уносило меня в небеса, меня не было вообще! День на третий была организована экскурсия в Пуну. Все засобирались. Я решил, что никуда не хочу и останусь в доме. Пошел, взял свой плащ и отправился на верхний этаж, на свежий воздух, спать. В Индии нет крыш, чаще дома строятся таким образом, что на самом верху что-то вроде площадки. Я нашел тень, постелил, лег и через пару минут уснул.

Не помню, сколько я спал, но меня каждый раз будили какие-то женщины-индианки. Они гуляли и своими разговорами будили меня. И каждый раз, засыпая, я видел сны один интереснее другого. И вот вдруг снится мне пространство: ничего вокруг, и только вдалеке точка. Приближается ко мне нечто. По мере приближения узнаю очертания – это картина. Большая картина, почти в человеческий рост. Приблизилась она ко мне вплотную и остановилась.

На картине изображен мужчина. Смотрю я на него, рассматриваю и вдруг узнаю, кто это! Да ведь это я! Точно, это же я, вернее, мое тело в прошлой жизни. Я столько раз видел этот портрет раньше! Мгновенно я вспомнил все. Характер не изменился, привычки, наклонности. Все осталось прежним. Я смотрел на свое изображение, и моя память воспроизводила многие подробности прошлой жизни.

Картина вдруг начала свое движение обратно, я провожал ее взглядом и стоял удивленный. Как же я раньше не мог вспомнить это? Меня вновь разбудили, я открыл глаза, опять кто-то бродил неподалеку. Я повернулся и опять уснул. Лечу над землей, и кто-то летит рядом и говорит мне: «Помни, если ты захочешь приземлиться, ты можешь уже никогда не взлететь...»

Вечером, когда наши все вернулись с экскурсии, мы все вместе ужинали. Я поднес ложку ко рту и замер: «Стоп, я же сегодня видел самого себя!» Сразу вспомнилась та самая не моя мысль. Так вот к чему все это. Я оставил ужин. Нет, это невозможно. Этого не может быть. Я мысленно пересматривал свой дневной сон. Тысяча пятьсот какой-то год, привычки, характер, лицо, стиль одежды. Вспомнилось почти все... кроме имени.

Часов шесть я мучился, вспоминая имя. Это имя я тысячу раз слышал раньше, этого человека не знают разве что в Африке, в диких племенах. Перебрал всех, кого только мог вспомнить, ничего не получалось. Еще помнил, что боролся почти всю жизнь свою с какой-то темнотой, с какой-то огромной опасностью. Голову сломал, но так и не вспомнил. Решил, что, наверное, рано мне знать такое. Так началась эта странная история. И раскрылось все только через 9 лет.

Так со взгляда Матери и началось все. Все дальнейшие события и подтверждения открыли мне тайну про самого себя. Когда все стало известно, это оказалось нелегким грузом. И хотя позже я просил Мать стереть мою память об этом, многое в моей нынешней жизни стало понятно из-за знания о прошлом. Часто я мысленно спрашивал Мать, почему Она мне раскрыла это? И только теперь все стало понятно. Теперь, когда написаны письма-послания.

Позже несколько человек, которые умеют проникать в прошлое, с которыми сводила меня жизнь, называли мне это имя и утверждали, что именно этим человеком я был в прошлом. Период, когда мне трудно было выдержать это, позади. Сегодня я чаще и не помню об этом. Да, та жизнь была интересна. Если все это правда, можно только гордиться такой жизнью. Яркий след оставлен человечеству. И Мать говорила как-то об этом человеке, что все, что он написал – правда!

У меня нет пока ощущения, полного единения с прошлым опытом, нет желания утверждать это и, конечно, произносить это имя. Подтверждений пришло несколько десятков, даже в имени остались те же сочетания звуков. Так случилось, что у меня оказались тогда под рукой две книги о происхождении фамилий и имен. Мне пришло на ум попробовать перевести свои имена – прошлое и нынешнее. Когда я написал на бумаге четыре слова, получилась фраза: «Богоматерев сын, вернувшийся домой». Я прочитал фразу и вспомнил, что именно так и хотелось мне тогда сказать Матери: «Мать, я вернулся...»

Еще много чего происходило, связанного с этой историей. Можно еще одну маленькую книжку написать. Так или иначе, жизнь настоящая подарила гораздо больше, чем жизнь прошлая. Если все так и было, там не было Матери! Мать пришла в этой жизни. Эта жизнь – бриллиант по сравнению с любыми другими жизнями, пусть они трижды известны. Именно здесь мы встретили Мать! А это богатство ни с чем нельзя сравнить!

А тогда, когда сидел перед Матерью, Она, прощаясь с нами, подозвала меня, и подарила мне рубашку. Эта рубашка была велика мне лет восемь-девять. Я стал надевать ее как раз в тот период, когда открылась эта тайна о прошлом. Именно тогда моя комплекция стала соответствовать размеру подаренной Матерью рубашки. Все это произошло к тридцатому дню рождения...

Апрель 2008 г.

(Глава 24) Мать!


Узнать Божественную личность крайне сложно простому человеку. Внешность скорее введет в заблуждение. Здесь необходим инструмент потоньше. Но и это еще не все. Узнать Бога, который родился на Земле, могут чаще те, кто стараниями своими заслужил это право. Только сердце может почувствовать Божественную личность.

Очень часто это известие воспринимается как факт, чисто информационно. Людям сложно даже представить, что возможно рождение Бога среди нас. Это похоже на многих ученых, которые проводят исследования материи. Они приходят к выводу, что Бог существует. Это принимается ими как вывод некоего уравнения, не более того.

Но что должно следовать за этим открытием? Разве это может быть просто констатацией факта? При таком открытии, кажется, душа должна засветиться, сердце зажечься! Но чаще всего мы следуем условности, которая заставляет нас принимать подобное как миф, как нечто несбыточное. Мы привыкли, что подобные события, возможно, имели место раньше, но никак не сейчас.

И потом, как вообще Божественная личность может проявиться? Как Она объявит о себе? Мы ждем пришествия и толком не знаем, как оно будет выглядеть. Сегодня мировые религии разделили людей. Единения как не было, так и нет. Остались только разговоры о единении. Где тогда может родиться Бог, в какой стране, среди какого народа?

Люди имеют эго, и оно не позволит многим и многим увидеть пришествие. Так было и с Христом. Кто тогда узнал его? Лишь простые, большей частью бедные люди поверили в Него. И то, многие пошли за чудесами, которые Он творил. Что же сегодня? Как быть сегодня, когда мир современный совершенно разделен, переполнен чудесами и иллюзиями?

Пришествие не всегда афишируется. Часто человечество и не догадывалось, что среди людей есть Божественная личность. Шри Матаджи родилась как обычная женщина. Но Ее рождению предшествовали некоторые интересные события! Мать никогда не демонстрировала Свою природу, если это и случалось, то было крайне редко.

Чаще мы случайно становились свидетелями могущества Матери. Никогда Она не делала акцент на этом. Лишь иногда, когда ситуация требовала вмешательства Матери, мы могли видеть, чем обладает наша Мать! Признание Матери мы слышали лишь однажды. Лишь перед йогами Мать однажды объявила – кто Она!

Но мы знали, даже когда еще были совсем зелеными, мы узнали Мать! Сердце узнало, сердце уже кричало об этом! Потоки Кундалини над головами, вибрации вокруг и радость сердец! И нам не нужны были доказательства, мы просто знали. Хотя Мать и говорила нам:

— Проверяйте все, что получаете от Меня. Это не пустая вера, это можно проверить на себе. Будьте честными исследователями. Проверяйте Мои слова...

И доказательств этих было тысячи и тысячи. Мы не можем предъявить их, они часто столь тонки… Лишь примером можем предстать перед миром и заявить о пришествии. Лишь примером можем быть для других. Не идеалами, а примерами, ибо так же, как и все, варимся вместе со всеми. Только взгляд выдает нас. Только глаза показывают, кем мы стали!

Да, к нам подходили люди и говорили о свечении над головами, нам говорили о крыльях за спинами, и некоторые узнавали, кто нас ведет. Это все происходило и происходит. Только не для нас одних все это. Работа Матери – для всего человечества! Она так заботится о каждом и так хочет, чтобы как можно больше людей пришли к пониманию, в какую сторону нужно двигаться, кем становиться!

Материнской заботой, материнской любовью Она разрушила условности в нас. Мы не делим Богов, не делим религии, не делим людей на верующих и неверующих. Мы теперь сами, как Мать! Мы пропитались Ее энергиями и вошли в тело Ее! Теперь мы многое понимаем и многим стали. Не накопили знания, а стали ими.

Да, хотелось кричать об этом, хотелось выходить на улицы и нести весть о Матери! Делалось все, как было возможно. Недостаточно, возможно недостаточно. 

Однажды Мать сказала нам:

— Не сделайте так, чтобы потом люди сказали: «Мы ничего не знали об этом».

Очень возможно, что однажды нам предъявят обвинение и спросят: «Почему вы так мало сделали, почему вы видели, узнали и ничего не сказали нам всем, почему? Почему мы прошли мимо этого? Как случилось, что Мать была на земле, и вы не сказали нам о Ней?!»

Это очень даже возможно. К сожалению, это возможно. И что скажем мы в ответ людям? Какие отговорки будут у нас тогда? Мы скажем, чтобы нас извинили, но так было неудобно говорить об этом. Мы выглядили бы странно, заявляя это, и все такое...

Даже сейчас, когда многие из нас знают, кто такая Мать, мы не говорим открыто о Ней. А ведь Она – настоящая Богиня! Пришедшая для нас! Мы просили Ее прийти к нам. Мы веками молили Бога Всемогущего прислать нам Спасителя! Мы стояли на коленях в кельях, в пещерах и лесах! Мы умоляли небо и орошали землю слезами перед собой, прося помощи!

Теперь, когда это случилось, когда Мать родилась, не узнаем Ее. У нас миллион сомнений по этому поводу. При этом люди идут в храмы и молятся Деве Марии, просят помощи и зовут Ее.
Когда Она более восьми десятилетий среди нас! Нас – капля в море, узнавших Мать Первозданную!

И Мать ведь не просит все человечество обращать в сахаджа йогов. Она никогда не ставила такой цели. Она просит только об одном:

— Дайте возможность каждому человеку получить этот опыт. Пробудите Кундалини как можно большему количеству людей. Не важно, примут они или нет это, пусть у них будет этот опыт!

Это, наверное, похоже на то, как родители уговаривают своего ребенка надеть теплую одежду. Они знают, что к вечеру очень похолодает. Это «похолодает» обернется для многих потерей времени и невозможностью что-либо изменить перед тем, что произойдет. Должно произойти. Не приходит Мать в полной своей форме во времена незначительные! Мир меняется уже еженедельно. Еженедельно происходят события, на которые раньше уходили годы.

Похоже, произойдут изменения слишком значительные. Нет, не произойдет конца света, и ничего подобного не будет. Скорее, изменения внутри каждого произойдут существенные. Не может так продолжаться бесконечно, нет логики никакой в этом. Я знаю, что тот, кто создал нас – гений!

Мать рассказывала о происхождении Вселенной. Единственное, что мы правильно разгадали, так это взрыв. Начало, рождение Вселенной после взрыва. Но что предшествовало этому, человечество не в курсе. Как женское начало покинуло тело Бога Всемогущего, как были рождены три пары Богов, как были рождены люди? Как Мать создавала Землю? Нашу Землю!

И вот Она ступила Сама на творение свое! И пришла к детям Своим! Она Сама прошла ради нас тяжелый жизненный путь. Как будто существует правило такое, которого я не в силах понять. Мать, так же как и многие небожители, прошла через человеческие страдания. Она боролась за независимость Индии. Она встала против армады завоевателей, против фанатиков.
Почему это происходит – загадка для меня! Но Мать прошла даже пытки. Почему задумано было такое, почему боль присутствует в жизни каждого Бога, пришедшего к нам? И почему мы все еще живы после этого? Зная Мать, только одно объяснение у меня – Она Сама! Она пока сдерживает разрушение наше. Ничего не стоило Матери остановить любого, но Она прошла через боль!

Наверное, есть еще те зерна, которые прорастут, уже прорастают. Настоящие бриллианты появятся среди людей. Это должно произойти, обязательно должно. Огромная работа проделана для этого, мы не понимаем, насколько огромна эта работа. Я смотрю сейчас на историю человечества и поражаюсь масштабами страданий, которыми оплачено все это!

За последние 150 лет человечество шагнуло вперед невероятно далеко в изобретениях своих. Мы наивно полагаем, что поумнели вдруг. Но во все времена были умные и мудрые люди. И только теперь мы изобрели самолеты, телефоны и компьютеры. Все это изобилие появилось только перед приходом Матери! Это Она – причина появления прогресса.

Не получалось иначе. Не было возможности донести до всех слово Бога. Все терялось в веках, и в результате – все в упадке. Не было возможности перемещаться по планете с большой скоростью. Только теперь это стало возможно, только теперь Мать быстро смогла совершить работу Свою. Нажатием одной кнопки я отправляю текст по всему миру. Всего лишь одной кнопкой!

Теперь слова Матери доступны большинству населения планеты. Они доходят без искажений, без пересказа. Мы все можем видеть изображение Матери, слышать Ее голос, не выходя из дома! Только для этого человечество получило в свои руки столько знаний о материи. Интересно, что сами ученые не понимают, как это произошло. Всегда человечество развивалось равномерно, и вдруг такой скачок! Это загадка для науки.

Но мы знаем, почему так все произошло. Достаточно немного изучить эпохи и посмотреть, как мы росли. Подготовка, это просто подготовка к пришествию. Мать двадцать лет жила в самолетах, неся опыт пробуждения Кундалини всему миру. Все так удивительно было сделано! Очень уж важен этот период для нас. Мы не до конца понимаем, наверное, насколько важно для нас это Пришествие!

Теперь я говорю как свидетель. Мне дан смысл меня самого. Произошло рождение, духовное, обещанное еще Христом! Это факт, о котором необходимо говорить. Произошло то, что было задумано много миллиардов лет назад. Воссоединение с всепроникающей энергией. Произошло и происходит становление теми качествами, которыми обладают Боги.

Преображение, трансформация из человека в сверхчеловека – как бы фантастически это не звучало, происходит каждый день. И приходится признать, что это самое чудесное, что только могло случиться с моим духом человеческим! Это стало данностью, за которую я в долгу перед миром нашим! Перед Матерью Божественной!

Мать является Богом! Женским Началом Бога Всемогущего! Святым Духом! Ее тело лишь часть Ее огромного тонкого тела. Мы не все видим. Мать сделала Свою работу полностью! Мы имеем все, абсолютно все для роста духа своего. Это произошло в годы завершения двадцатого и начала двадцать первого веков.

Невольно эти строки лишают права читавшего их говорить, что он ничего не знал об этом, никогда не слышал этого. Позже, возможно, нужно будет и поругать нас. Но сейчас, если эта весть пришла, сейчас...

Апрель 2008 г.

(Виденье 17)

Под утро числа пятого я отправился спать. Было начало шестого утра, спать совсем не хотелось. Зная свой организм, мне нужно было еще часик-полтора, прежде чем сон свалит меня. Я включил кассету с кино. Лежу и смотрю. Фильм философский. О детях, которых принято называть индиго. Что-то на эту тему. Чувствую, что хочу пойти сейчас к Матери. Соскучился.

Захотелось побыть с Матерью, захотелось, чтобы Она показала что-нибудь. Мать сидела как обычно Она сидит последнее время. Я сейчас почему-то не по левую руку от Матери, как это часто бывает, а перед Ней. Смотрю на Мать, но ничего не прошу. Знаю, Мать почувствует. Жду. Проходит время и ничего. Ничего не происходит. Просить не могу, честно говоря и не знаю что просить. Привык, что Мать Сама обычно показывает, что считает нужным.

Замечаю, что рядом с Матерью лежат листки бумаги. Пытаюсь почувствовать, что это - письма, книга?.. Нет, по ощущениям что-то другое. Через несколько минут Мать поворачивается вправо и берет один листок бумаги и подносит его к моему лицу. Передо мной список. На белом листе бумаги список. Чего не понятно. Каждая строчка зачеркнута, а предпоследняя строчка выжжена.

Секунды две Мать держит этот листок передо мной и кладет его на место. Сижу и пытаюсь понять. Ощущения, что Мать работает сейчас с каждым из нас. Какая-то работа с каждым. Все же это скорее фамилии людей. Листков несколько. Мать в работе. Работа эта будто идет в эти самые текущие дни. Посидел я еще какое-то время, посмотрел на Мать и вернулся обратно. Ничего больше не происходило.

Через дня три увидел в руках Матери тот самый кусок глины с зернами. Глина была мягкая, влажная. Мать приделывала глиняные лепестки к этому куску. Будто лепила подсолнух. Я еще попытался увидеть, что будет дальше с этим подсолнухом, но ничего не увидел. Процесс приклеивания лепестков длился часами.

Обратил внимание, что Стопы Матери также в глине. Под ногами тоже была глина и платье Матери, чтобы не запачкалось, было чуть приподнято. Я все пытался подробно рассмотреть и понять процесс, что же будет дальше? Но ничего Мать больше не показала. Только на следующий день Мать попросила очистить Ее Стопы от засохшей глины.

Лежит этот слепленный из глины подсолнух сейчас рядом с Матерью. Я попытался узнать про зерна и про цветок. Только ощущения. Мать теперь будет ждать некоторое время, пока высохнет глина. Возвращаюсь туда, где Мать со списками. Процесс работы, Мать в делах, одевает очки и наклоняется над листками бумаги. Мать сосредоточена.

Думаю про себя, что если это люди и если столько вычеркнуто, то Мать должна быть разочарована. Но нет, Мать не расстроена. Просто какой-то рабочий процесс. Что будет дальше, покажет время.

(Глава 23) Размышления

Однажды ты понимаешь и миришься, что анализировать происходящее с тобой бесполезно. Работает некий механизм, который по логике вещей и должен зависеть от тебя, менять ход, что ли. Но со временем понимаешь – чем больше твоей активности, тем хуже результат. 

Активность хороша, когда идет грубая сборка тебя. Стесываются угловатости, происходит бурная реакция на сам процесс и так далее, но позже наступает тишина.

До того, как началась работа по изучению своей сущности, я читал иногда мудрые книги про учителей нашей цивилизации. Часто бросалась в глаза одна особенность, которая объединяла многих из них. Чаще всего мудрецы уходили от людей, уединялись. Жили в одиночестве, не контактировали с людьми или сводили эти контакты к минимуму.

Со временем ты и сам приходишь к этому состоянию. Не хватает одиночества в этом суетном мире, не хватает тишины вокруг. Спасением становится тишина внутри самого себя, туда мало кто может проникнуть. Будто храм строишь внутри себя и не позволяешь никому вторгаться туда, только Богу.

Одновременно с этим одиночеством ты чувствуешь себя частью тех, кто идет и становится, падает и поднимается, ошибается и исправляется – живет как может, одним словом. Ты клеточка большого существа, которая однажды понимает – существо это бестолково пока и невежественно большей своей частью. Эта данность принимается, и ты идешь дальше.
Эта дорога избита давно, и кому-то уже не интересны эти размышления и разговоры. 

Бесконечно можно говорить о подобном. Написаны тысячи книг, и, кажется, все давно известно человечеству. Тогда кому нужен твой опыт? Только себе и никому больше. Все так устроено, что теория останется засохшим деревом у дороги, пока не превратится в практику. А практика – дело индивидуальное.

Однажды кто-то из моих знакомых спросил у меня: «Вот ты познаешь что-то там высокое, тонкое. Истины разные. А в чем они, эти истины?»

Мне только одно пришло в ответ. И я сказал: «Если бы сейчас у меня была бумага, я бы дал тебе чистый лист в руки. Это и был бы ответ на вопрос. В этом листе и есть все истины!»

Далее, конечно, недоумение. Как понять это? Что следует из этого? И ты только с сожалением смотришь на человека, ты не в силах придать форму этому, не в силах озвучить это. Как-то раз мне рассказали историю про Будду. Ему задали именно такой вопрос. И когда я услышал, что в ответ Будда протянул чистый лист бумаги, я подумал про себя: «А все же что-то получается из нас!»

Люди, идущие к вечности, похожи друг на друга, как близнецы. Они легко понимают друг друга без слов. 

Их глаза выделяются из толпы, и подделать чистоту сияния взгляда невозможно. Я часто это вижу и невольно ощущаю родственность с ними. Это и есть твоя семья, настоящая семья. Некоторые особенности характера, как одежда разных цветов. Но основа одна и та же.

Многие из нас стали чувствовать себя такими великими и мудрыми. Смешно это. Чем больше ты познаешь, тем больше понимаешь, что ты совершенно нищий пока. Пока единственное, что может радовать тебя, так это направление пути, правильное направление. А до конца дороги слишком далеко. Полного становления ждать еще долго.

Через силу не вырасти. На все нужно время. Лишь ускорить можно некоторые процессы. Именно в этом одна из уникальностей опыта, который дала Мать человечеству. Человечество научилось ускорять процессы сборки сложных механизмов, перемещать быстрее грузы, передавать информацию. Даже быстрее выращивать продукты. Но ускорить процесс духовного становления смогла только Шри Матаджи!

Завершение части большого пути. Очевидно, что сейчас человечество перед очередной финишной чертой. Даже наука уже говорит об этом. Кто должен прийти для этой работы?
Кто должен встретить дошедших? Кто может спасти споткнувшихся и дать еще один шанс? Кто, как не тот, кто создал нас?!

Есть вещи, которые должны произноситься не Матерью. Мы должны говорить кое-что! Не Она, мы. Мне помнится, как мы сидели на траве: Саня Борман, Татьяна Терещенко, кто-то еще был с нами тогда. Мы только-только получили опыт реализации. Мы были молоды и смогли узнать Мать! Смогли увидеть Ее природу! Смогли услышать это откровение! Смогли сказать себе, что Мать – Богиня, пришедшая к нам!

Как мы смогли так быстро распознать Мать?! Это удивительно для молодых людей. Это признание было не обрамлено еще доказательствами. Еще не состоялось проникновение, не было утонченности, которая появилась позже. Тем не менее, сердца наши узнали, Чье сердце родилось на земле! И когда Мать призналась однажды в этом, мы уже знали...

Апрель 2008 г.